Хранитель памяти о стойбище Кольчём

Николай Дявгода. Село БогородскоеСколько национальных селений, разбросанных по?берегам Амура, живут сегодня только в?воспоминаниях... Заросли прибрежного тальника еще помнят детский смех. Пустынному берегу все еще кажется, что?вот-вот причалит лодка, и?выйдет хозяин с?богатым уловом, обрадует свою семью. Земле, согретой солнцем, так?не?хватает этого маленького и?уютного мира.

Стойбище Кольчём в?Ульчском районе Хабаровского края каким-то чудом осталось. И?хотя жизнь не?кипит здесь, как?прежде, и?природа уже не?так?щедра, люди не?оставляют этого места. В?свое время в?Кольчём частенько приезжали хабаровские археологи, позднее?— японские исследователи. В?древности на?этой территории располагались стоянки первобытных людей, и?земля сберегла ценные находки, которые дополнили мозаику-разгадку приамурской земли. Из?Кольчёма берут начало ульчские роды Дявгода, Дятала, Уды. Здесь жили потрясающие мастерицы, но?их?имен, к?сожалению, уже не?узнать. Для?художника Николая Дявгода очень важно сохранить хотя?бы то?немногое, что?осталось. Потому что?его корни, его творческий дар?— отсюда, из?Кольчёма.

В?течение многих лет, приезжая в?родное стойбище, он записывал воспоминания старожилов. Есть у?него специальная тетрадь с?беглыми заметками и?черно-белыми фотографиями. По?существу, это набросок к?серьезной исследовательской работе. Здесь же, в?Кольчёме, буквально по?крохам собрал Николай Дявгода и?солидную этнографическую коллекцию, которой позавидовал?бы любой музей. Предметы духовной и?материальной культуры ульчей он бережно хранит в?своей мастерской. Каждый экспонат связан с?судьбой Николая родовыми нитями. Старинный ульчский халат, расшитые рукавицы, великолепный ковер?— от?бабушки. Свадебный халат с?особыми мотивами вышивки и?аппликации?— от?мамы. В?этом частном этнографическом музее, вызвавшем, кстати, искреннее восхищение у?японцев, имеется охотничье копье, древняя керамика, ритуальная скульптура. Однако Николай Дявгода верит, что?сэвэны из?родного Кольчёма не?принесут ему вреда и, напротив, будут верными помощниками.

Николай окончил художественно-графический факультет Хабаровского педагогического института. Профессиональное образование стало для?него тем инструментом, который позволил художнику придать законченную форму знаниям, полученным еще в?детстве. Ведь его бабушка и?дедушка славились мастерством, ненавязчиво учили внука, а?он воспринимал это как?естественную часть жизни. И?только на?худграфе Николай осознал, насколько серьезно искусство его народа, какая глубинная философия питает его. Тема научной работы, связанная с?ульчской и?нанайской берестой, за?которую никто из?сокурсников взяться не?рискнул, поначалу и?у?Николая вызвала неуверенность. Но?потом это прошло. Три года он изучал древние технологии, разрабатывал собственные, и?в?итоге защитил дипломную работу по художественной обработке бересты.

Ему пришлось работать в?селах школьным учителем, строить художественные мастерские, но?со?временем Николай Дявгода выбрал путь свободного художника. Он пробовал себя как?книжный график, проиллюстрировав книгу Евгения Гудана «Амба?— хранитель древнего рода». Есть у?Николая Дявгода давняя мечта?— записать сказки и?легенды стойбища Кольчём и?сделать к?ним иллюстрации.

Свои живописные холсты он наполняет ульчским фольклором и?обычными картинками из?жизни. Там живут женщины-птицы и?северные красавицы, простые люди и?мифические герои. Сюжеты лаконичны, но?в?них читаются сотни разных историй, которые вполне могли происходить на?амурских берегах. В?декоративно-прикладных работах Николая Дявгода используются традиционные и?современные приемы. В?необычных по?форме панно художник использует дерево, рыбью кожу, замшу, старинные монеты и?минералы. С?помощью авторской символики он создает своего рода письмена об?амурских этносах. За?годы поисков, а?этот художник все время ищет новые формы, фактуру, цвет, им создана особая система знаков, которая рассказывает современным языком о?древних верованиях северных народов.