Строки

Горькие шанежки

Третий день над полустанком моросил дождь...

Танец для прабабушки

К озеру я вышел уже в сумерках. Добирался от станции на попутке — невозможно заляпанном грязью «крузаке» с не закрывающим рот водилой, взахлеб рассказывающим о своих охотничьих подвигах на этом самом озере.

Медовые края

Мед с одной ложечки не опробуешь. Вот когда, отведав черпачком, засомневаешься вначале, снова наберешь, потом, хмыкнув, — еще... Да захочется отчаянно загребать из мисочки, чувствуя, что остановиться невозможно, — тогда точно мед распробован. Такой медочек можно есть по утрам большой ложкой, как кашу. Он настоящий, — энергии, здоровья и отличного настроения на весь день наберешься.

Из дальневосточных родников

Александр ГерасимовДля того чтобы у Александра Герасимова — уроженца Приамурья, живущего сейчас в Калининграде, в Красноярске вышла книга прозы «Соприкосновение», было нужно... Нет, не угадали, вовсе не заплатить деньги, а предоставить талантливую рукопись в благотворительную издательскую программу «Попутный ветер» — проект сибирского литературного журнала «День и ночь», помогающий авторам издать первую книгу.

Черная береза*

Фрагменты неоконченной повести о детстве

На реке Уссури. 1962Береза — поилица наша в детстве. Заступница от дождей. Место наших игр. Под ней росли грибы — подберезовики. И земляничные поляны расстилались между березами.

— Черная, а сок сладкий!

 

Святое наше воинство

Читая Мандельштама

И тризна бывает победой.
Разъята извечная мгла,
И нам, от всезнания бедным,
Даруется песня Щегла.
Еще не разгаданы звуки.
Уже, спотыкаясь, спеша,
Из муки тоски и разлуки
К родному рванулась душа:
Отнять у забвенья и плена
Высокую ноту певца,
Себя ощутить во Вселенной
И в ней пребывать до конца.

Слово. Солнце. Свет

Людмила МиланичСентябрь для поэта Людмилы Миланич оказался знаковым. В сентябре родилась, в сентябре ушла навсегда. И выставка ее памяти в Дальневосточной научной библиотеке тоже состоялась в этот осенний месяц 2019-го. Потому что уже год прошел без Людмилы Ивановны.

Притяжение реки*

Вода Амура и Зеи, других больших и малых рек зачаровывала меня с детства, она казалась одушевленным, живым существом. С водой можно было разговаривать, поверять ей свои мечты, что я и делал, бывало, часами просиживая на берегу. И она как будто понимала меня, отвечала мне — я это чувствовал чуткой юной душой.

Валерий Черкесов. Мир сквозь синее стеклышко

Валерий Николаевич Черкесов, коренной дальневосточник, много лет назад переехал в Белгород, но его линия жизни оказалась неразрывной с Приамурьем.

Тайна Урулгана

Фрагмент повести

Новопятницкое считалось деревней, потом, когда при государе императоре Александре II там построили церковь, оно стало селом. А городом ему не стать бы еще долго, если бы не радения Ефрема Колоколова. Ефрему мечталось стать почетным гражданином. Но стать таковым можно было только в своем городе. Сколько усилий, расходов, времени потребовалось ему, чтобы превратить Новопятницкое в город, немыслимо представить. Указ последовал лишь 7 января 1911 года. Село Новопятницкое Якутской губернии было объявлено городом. Тем же летом Ефрем Колоколов стал в нем первым и единственным почетным гражданином.

 
RSS-материал