Дракон, уснувший на берегу реки

Нанайское село Кондон в?Солнечном районе Хабаровского края считается одним из?самых древних в?Приамурье. Не?случайно на?протяжении многих десятилетий к?нему приковано внимание научного мира. Ведь именно здесь обнаружены такие уникальные находки, как?базальтовая фигурка медведя, статуэтка женщины, названной впоследствии «Кондонской Венерой». Археологи отмечают, что?в?окрестностях Кондона в?разные эпохи существовало более 50 поселений.

Кондон, протянутый вдоль извилистой реки Девятки, которая берет свое начало в?озере Эворон, словно?бы отгорожен большой сопкой «Кондо-хурэни». Место это священное, связанное с?древней легендой о?Драконе. Старые люди рассказывают, что?когда-то давным-давно пролетал здесь крылатый гигант. Видно, путь его был неблизким, и?решил он отдохнуть. Прилег на?противоположном берегу Девятки и?уснул. Лет сто, наверное, проспал, а?когда очнулся и?собрался взлететь, ничего у?него не?вышло?— выросшие за?это время на?его теле деревья и?кустарники прочно приковали к?земле. Так?и?дремлет крылатое божество по?сей день, но?сон его чуток, а?нрав суров. Его нельзя понапрасну тревожить, и?если кто-то приходит сюда помолиться богам об?удаче, ведет себя крайне осторожно. Ведь не?зря старые люди наставляли: "Если пошел к?"голове" Кондо-сопки, ступай осторожной, не?шуми, не?трогай камни«.

До?сих пор в?Кондоне вспоминают историю о?том, как?не?на?шутку разгневался крылатый Дракон и?жестоко наказал тех, кто нарушил его вековой покой. История невероятная и?достаточно страшная. Во?второй половине прошлого века приехала в?деревню бригада армян. Их?наняли для?строительства жилых домов. Чтобы сэкономить на?материале, решили для?фундамента использовать камень с?Кондо-сопки (помните подобный случай с?возведением дамбы у?Сикачи-Аляна, когда разрушили дочерей священной «бабушки»?). Старики тогда возмутились и?предупредили о?грядущих бедах, но?кто слушал эти «сказки», если существовал план, да?и?с?жильем в?Кондоне в?то?время было достаточно напряженно. К?бригаде армян примкнули несколько местных мужиков, видимо, самых отчаянных. В?общем, часть священной сопки порушили, дома возвели, и?заезжие строители вернулись на?родину.

Но?когда спустя время в?Армении случилось землетрясение, старики, боязливо показывая в?сторону Кондо-сопки, качали головами: «Духи наказали...» Жителей Кондона, участвовавших в?осквернении местной святыни, ждала не?менее трагическая участь. Как-то их?бригада ехала на?машине, и?на?железнодорожном переезде они столкнулись с?поездом. Погибли все. Словом, не?стоит нарушать табу.

Наиболее сильной по?магическому воздействию считается «голова» Дракона. Именно здесь в?древности совершали жертвоприношения, да?и?сегодня оставляют угощение духам. В?центре «туловища» стоит заброшенный домик, где лет двадцать—тридцать назад жил местный шаман. Хозяина уже давно нет в?живых, и?в?распахнутые окна осиротевшего жилища иногда заглядывает лишь ветер. «Хвост» тоже имеет свое назначение: прежде, в?случае тяжелых родов, сюда привозили женщин, и?Дракон облегчал их?страдания. Поговаривают, что?у?Кондо-сопки есть хозяева?— старик и?старушка. Одна местная жительница, у?которой не?было детей, увидела как-то сон. Будто приходит к?ней старушка-хозяйка, берет за?руку и?ведет к?сопке. А?там?— дверь. Входят они и?оказываются вдруг в?нанайской избе с?теплыми завалинками-канами и?вышитыми коврами. На?топчане сидит дедушка-хозяин, трубочкой попыхивает. Стала расспрашивать старушка женщину о?ее?печалях, а?потом успокоила: все будет хорошо, станешь матерью. С?тем и?проводила гостью. А?через какое-то время в?семье действительно родились дети.

В?связи с?этим хочется сделать небольшое отступление и?вспомнить еще одну историю, которая никак не?относится к?сопке Дракон, но?имеет отношение к?детям и?ярко показывает, как?магический ритуал может повлиять на?судьбу человека. Где-то в?Солнечном районе, в?одной из?нанайских деревень, жила бездетная женщина. Она уже почти отчаялась и?с?последней надеждой обратилась к?шаману. Тот пообщался с?духами-помощниками и?сказал, что?ее?детей, а?точнее их?души, ворует злой шаман (у приамурских народов они делятся на?две категории). И?посоветовал женщине сшить свадебный халат, поскольку у?многих дальневосточных этносов это один из?главных оберегов семьи и?материнства, украсив его спинку особым вышитым сюжетом: на?ветви большого и?раскидистого Древа жизни «посадить» птичек?— души еще не?родившихся детей, рядом поместить маленькое засохшее дерево, которое принадлежит шаману, строящему козни, а?возле него самого злодея. Затем сюжетная линия усложняется, поскольку на?спинке халата появляется храбрый охотник (вышитый, разумеется) и?поражает меткой стрелой злого шамана.

Следуя этим «инструкциям» и, конечно же, веря в?силу ритуала, женщина довольно долго корпела над?вышивкой и?сделала все, как?ей было сказано. Что?же в?итоге? Она как?бы «проиграла» мистический сюжет на?спинке свадебного халата, изменила расклад своей жизни и?стала вскоре счастливой матерью троих ребятишек.

Но?вернемся в?Кондон, охраняемый спящим Драконом, поросший могучими березами с?ветвями-орнаментами. В?замысловатом ковре его летописи не?только легенды и?предания, но?и?реальные истории, которые за?давностью лет приобретают сказочные черты, от?чего становятся еще привлекательнее. Вот, например, как?создавалась кондонская средняя школа, старейшая в?Приамурье. В?1900 году собрались на?большой совет представители близлежащих стойбищ?— Ямихта, Сорголь, Кондон и?Синдан. Наверное, не?одну трубку выкурили, но?решили: нужно ребятишек грамоте учить, а?для?этого перво-наперво школу построить. Всем мужчинам, кто платил подать в?царскую казну, предписали заготавливать древесину и?вообще принимать самое активное участие в?строительстве. Так?всем миром за?пару лет школу осилили?— небольшой домик, состоящий из?одной комнаты. Но?опять незадача: кто будет учить детей? В?стойбищах-то грамотных людей нет.

Тогда самые отважные мужчины сели в?лодки и?отправились в?далекое путешествие. По?извилистой Девятке спустились к?реке Горин, оттуда вышли к?Амуру. Так?и?добрались до?Нижней Тамбовки, бывшей в?те?времена центром Нижнетамбовской волости. Приехали и?сказали местным властям все как?есть: построили школу, нужен учитель. Удивительно, но?нашелся человек, который рискнул и?отправился на?тех?же лодках в?неведомый Кондон, да?еще с?женой и?восьмилетней племянницей. Никто уже не?помнит, как?звали отважного учителя, сохранилась только фамилия?— Агеев. И?еще чудом уцелевшая крошечная фотография симпатичного бородача, которую сегодня бережно хранят в?школьном музее.

Борода Агеева произвела сильнейшее впечатление на?местный люд и?особенно на?детвору. В?том смысле, что?они очень испугались. Завидев учителя, убегали с?криками «Амба, амба!». Видимо, им казалось, что?сам черт явился в?образе бородатого мужчины. Но?постепенно привыкли, и?потекли будни кондонской церковноприходской школы. Учитель прожил в?селе шесть лет. Он поселился со?своей семьей в?той самой единственной комнате, предназначенной для?занятий, отгородив небольшой закуток ширмой. Русский человек Агеев, чья судьба так?замысловато переплелась с?Приамурьем и?далеким нанайским стойбищем, стал определенной вехой для?Кондона. Ведь его ученики?— самые первые грамотные люди селения.

Позднее, уже в?годы советской власти, пришло время «красных юрт». Ломались вековые устои, в?сознание аборигенов внедрялась новая и?непонятная для?них идеология. И?снова в?Приамурье, в?том числе и?в?Кондон, приехали люди, чтобы помочь «туземцам встать в?ряды культурных народов». Среди них были А.?Путинцева, Е.?Пякхель, М.?Каплан. К?слову, среди их?учеников?— первый нанайский поэт Аким Самар. Надо сказать, что?хозяйки «красных юрт» оставили о?себе добрую память. Особенно запала в?душу жителям аборигенных селений Александра Путинцева, которую попросту называли Шурой. Говорят, что?после ее?отъезда через всю страну летели письма из?маленьких приамурских стойбищ с?короткой пометкой на?конверте: «Ленинград. Сура Путинча». Хотя, возможно, это просто легенда.

Что?же касается новой идеологии, она, конечно, натворила немало бед, заставив дальневосточные этносы практически позабыть родной язык, утратить знание важных обрядов и?многие навыки декоративно-прикладного искусства. Но?самого главного, к?счастью, не?произошло. Коренные народы Приамурья так?и?остались людьми таежными, речными, оленными, не?растеряв способность слышать голос живой земли.