На крыльях птицы Кори

Похоронный обряд у?многих народов мира всегда считался одним из?самых важных. К?нему готовились заранее, кропотливо собирая необходимые вещи и?атрибуты, давая наставления младшим поколениям. Еще до?недавнего времени в?сундуках у?приамурских старушек хранилась потрясающие по?красоте халаты, ковры, расшитая обувь, рукавицы, украшения из?серебра и?камней. Все эти вещи, к?великому сожалению сотрудников музеев, предназначались вовсе не?для?экспозиций, а?для?последнего облачения усопшего. Помню, как?сокрушалась Клавдия Павловна Белобородова, известнейший в?Хабаровском крае искусствовед, усилиями которой в?Приамурье стали возрождаться традиционные ремесла аборигенов, когда при?погребении вслед за?покойным уходили прекрасные образцы народного творчества. Как-то в?Хабаровск из?нанайского села приехал мужчина. На?этнографической выставке были работы его умершей жены. Он молча забрал ковры, вышитые ее?руками, и?поспешил домой: вот-вот должны были состояться похороны. Ничего не?поделаешь?— традиции сильнее искусствоведческих оценок.

Сегодня погребение в?национальных одеждах стало редкостью, как?и?те?бабушкины сундуки с?добром для?загробного мира. Незыблемым остается одно: хоронят аборигенов по-прежнему в?зимней одежде, поскольку «там» очень холодно. И?удивляются русским, которые надевают на?своих покойников легкие костюмы и?платья. Не?забывают северные народы снабдить своих родственников и?всем необходимым. Рыбаку?кладут в гроб снасти, женщине?— предметы рукоделия. Только все это обязательно ломают, чтобы в?другой реальности вещи оказались целыми. Так же поступают и?с?котелком?— в?нем проделывают отверстия. Важно, чтобы предметов было семь или?девять. К?"походному списку" добавляют спички, мешочки с?крупой и?чаем, табак, бутылочку водки. Пойдет человек по?дороге, устанет, разведет костерок, похлебку сварит, чаю глотнет, а?когда увидится с?предками, выпьет с?ними за?встречу.

Во?многих приамурских селениях, опасаясь за?свой род, стараются выполнять ритуал прерывания связи с?умершим. Для?этого длинную нить привязывают одним концом к?руке покойного, другим?— к?руке ведущего траурную процессию. В?момент погребения нить обрывают. Но?это не?значит, что?обрывается духовная связь, потому что?впереди?— ежемесячные поминальные обряды и?пламя последнего костра на?годовых проводах.

В?прежние времена, может, не?такие и?давние, главным проводником души являлся шаман. Причем наделенный особой силой, за?что?его называли «касаты». В?арсенале проводника были слуги-сэвэны и?магическая птица Кори, на?крыльях которой он возвращался из царства мертвых, доставив туда душу. По?представлениям нанайцев, это птица огромных размеров, с?железными перьями, клювом, похожим на?рыбацкую пешню, и?хвостом-рогатиной. Но?в?таком обличье птицу Кори мог видеть только шаман, в?действительности?же его магические помощники выглядели вполне безобидно?— небольшие деревянные фигурки. Тем не?менее шаманская атрибутика всегда считалась неприкосновенной и?опасной для?простого человека. Может быть, поэтому слуги, лишившиеся своих хозяев (шаманы ведь тоже уходят в?"буни«), продолжают жить по?каким-то своим законам, а?в?окружающем их?пространстве происходят странные и?необъяснимые вещи.

В?музее села Сикачи-Алян есть интересный экспонат?— птица Кори, потемневшая от?времени, с?остатками выцветшей шелковой ткани на?плоских крыльях. Несколько десятилетий назад ее?нашли на?крыше старого дома и?принесли в?школьный музей. Кто управлял этой магической птицей, никто уже не?знает, но, судя по?ее?внушительным размерам, хозяином был «касаты». С?точки зрения этнографов, экспонат уникальный, его не?раз просили передать в?краеведческий музей, но?сикачи-алянцы не?согласились. И?это, наверное, правильно. Потому что?и?птица Кори, и?железные шаманские рога, еще один предмет гордости сельского музея,?— своего рода обереги для?нанайской деревушки. Не?исключено, что?даже в?отсутствие своих повелителей они помогают людям отыскать нужную тропу в?сложном лабиринте миров.